?

Log in

No account? Create an account
- I -
newchronograf
Открываем дискуссию о трилогии Александра Яновa "Россия и Европа. 1462-1921"

D L.

В 2007-2009 гг. издательство "Новый Хронограф" выпустило в свет трехтомник известного историка и политического мыслителя Александра Янова. Чтобы облегчить суждение о нем тем читателям, которые пока не имели возможности его прочитать, мы представляем в этом блоге вступительные главы всех трех томов трилогии, а так же накопившиеся за эти годы в нашем архиве отзывы о ней - как положительные, так и отрицательные. Поскольку речь идет о знаковом, по нашему мнению, событии в историографии последних десятилетий - о принципиально новом прочтении русской истории - мы приглашаем всех читателей этого блога принять участие в его обсуждении. Блог даст им возможность задавать вопросы как автору, так и другим участникам дискуссии. И, конечно, выслушать их ответы.
 

 
29.59 КБ

Должен сознаться, что чтение этой трилогии меня
ошеломило. Не помню, когда в последний раз
пришлось испытать такое ощущение
свободы - и тревоги.

А.П. Давыдов,
д-р философских наук

 
ОГЛАВЛЕНИЕ
1.
Вступление
2.
От издателя
                    Л.С. Янович

3.
Открытие Александра Янова
                    А.П. Давыдов

4.
Исповедь читателя
                    Т.С. Куракина

5.
Вступительное слово к трилогии
                    А.Л. Янов

6.
Послесловие к трилогии
                    И.Н. Данилевский

7.
Письмо И.Н. Данилевскому
                    А.Л. Янов

8.
Введение к первому тому
9.
Интервью
                     Алексей Миллер

10.
"Плохая история. Плохая политика".
                    Александр Семенов

11.
"Ответ оппонентам".
                    Александр Янов

12.
Предисловие ко второму тому
                    Ю.А. Рыжов

13.
Аннотация второго тома
14.
Вводная глава второго тома
15.
Аннотация третьего тома
16.
Вводная глава третьего тома
17.
"Философия вины".
                     Павел Святенков

18.
Отзыв С. Смирнова
19.
Благодарности. Новости.
 
  
 
Так вот первый вопрос на засыпку, как говорили в моё время студенты, -- откуда в дебрях "татарской государственности", в этом "христианизированном татарском царстве", как называл Московию еще Николай Бердяев, взялась вдруг Великая реформа 1550-х, заменившая феодальных "кормленщиков" не какими-нибудь евразийскими баскаками, но вполне европейским крестьянским самоуправлением и судом "целовальников" (присяжных)? Откуда взялся пункт 98 Судебника 1550 года, юридически запрещавший царю принимать новые законы единолично?..
    Решительно ведь невозможно представить себе, скажем, декабриста Никиту Муравьева, декламирующим, подобно Достоевскому, на тему "единый народ-богоносец -- русский народ". Или Михаила Лунина -- рассуждающим, как Бердяев, о "славянской расе во главе с Россией, которая призывается к определяющей роли в жизни человечества". Не только не было, не могло быть ничего подобного у пушкинского поколения...
    Достаточно ведь просто сравнить его с культурной элитой поколения Достоевского. чтобы убедиться -- даже общей почвы для спора быть у них не могло. Ну, можете ли вы, право, представить себе обстоятельства, при которых нашли бы общий язык Сергей Муравьев-Апостол, не убоявшийся виселицы ради русской свободы, и Константин Леонтьев, убежденный, что "русский народ специально не создан для свободы"? И как не задать, наблюдая этот потрясающий контраст второй вопрос на засыпку: да откуда же, помилуйте, взялось в "татарском царстве" такое совершенно европейское поколение, как декабристы?
  
 

 
 Трилогию Александра Янова "Россия и Европа. 1462-1921"
можно заказать в нижеуказанных магазинах, или через сотрудника издательства по адресу
zhenya1977@live.ru

OZON.RU
DOSTAVKA.RU
BOOKLAND.RU
КНИЖНЫЙ МАГАЗИН "РУССКАЯ ДЕРЕВНЯ"
МОСКОВСКИЙ ДОМ КНИГИ
КУПИТЬ КНИГИ.РУ
NKBOOKS.RU

ТОРГОВЫЙ ДОМ КНИГИ "МОСКВА"
"У СЫТИНА"
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ "CLAW.RU"
PROTOPLEX
MY-SHOP.RU
КНИЖНЫЙ МАГАЗИН "ГИЛЕЯ"
КНИЖНЫЙ МАГАЗИН "РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ"
BOOKMARK
KNIGA.COM
МАГАЗИН "ФАЛАНСТЕР"
ГАЛЕРЕЯ КНИГИ "НИНА"
САЙТ ИЗДАТЕЛЬСТВА "НОВЫЙ ХРОНОГРАФ"
(ведутся работы)

В БЕЛОРУССИИ - ЗДЕСЬ.
В ФИНЛЯНДИИ - ЗДЕСЬ.
В ГЕРМАНИИ - ЗДЕСЬ.
В ЯПОНИИ - ЗДЕСЬ.
В ЕВРОПЕ И США - ЗДЕСЬ.


- II -
newchronograf

                                          От издателя

"Нравственность человека видна в его отношении к слову."

Л.Н. Толстой

     Мое знакомство с Александром Львовичем Яновым началось с его статьи «Предпосылки литературы», попавшей мне в 1969 году случайно, как многое, что ходило тогда в «самиздате». Статья была буквально проглочена. Захватывало все – и яркий афористичный язык, и редкостная эрудиция, но главное – тема, острая актуальность которой била в глаза, что называется с первой страницы. Анализируя общественную функцию литературы XVIII и XIX вв., автор показывает,  как складывались в России судьбы интеллекта, извечно оппозиционного власти в силу ее специфики. Надо ли говорить, чем это было для нас, жителей новосибирского Академгородка, кого не обошли стороной события 1968 года.

    Сейчас вряд ли имеет смысл пересказывать содержание той статьи,  так как  перед нами итоговый труд автора, насчитывающий около двух тысяч страниц текста, насыщенного фактами, цитатами, размышлениями, Скажу только несколько слов о том, как была воспринята мной эта статья в том далеком 1969 году. 

     Годом раньше новосибирский Академгородок подвергся основательной чистке, результатом которой и стало начало его деградации. В короткое время было задавлено все, что дышало независимостью и свободой.  Толчком к этому, вероятно, послужил Фестиваль бардов прогремевший едва ли не на всю страну. Возможно, он и стал последней каплей, переполнившей чашу терпения партийных органов. Судя по размаху и решимости, с какой партийная метла вычищала Академгородок, окрик «Ату их!» последовал из Москвы.

читатьCollapse )

- III -
newchronograf
Алексей Давыдов,
д-р философских наук


ОТКРЫТИЕ АЛЕКСАНДРА ЯНОВА


Мне давно хотелось познакомиться с творчеством Александра Янова, известного аналитика истории России, бывшего российского журналиста, покинувшего Россию не по своей воле, а ныне профессора Нью-Йоркского университета. Я слышал о его необычном, можно сказать шокирующем, взгляде на историю России от коллег-специалистов, однако все, что он ранее писал, давно разошлось как библиографическая редкость.
Я залпом прочитал его трилогию, можно сказать, окунулся в творчество Янова с головой. И должен сознаться, что чтение этой трилогии меня ошеломило. Не помню, когда в последний раз пришлось испытать такое ощущение свободы – и тревоги

Конечно, Янов сделал открытие. Но открытие особого рода. Оно не просто осветило ранее неизвестные страницы эпохи Ивана III и Ивана IV, но поставило под сомнение истинность господствующей в российской и западной историографии точки зрения на Россию, ее культуру, специфику развития. После выводов Янова и для специалиста, и для любого интересующегося российской историей встает непростой вопрос, как теперь читать исследования о России и как относиться к науке о России, сложившейся в России и на Западе за последние 400 лет? Согласитесь, что если научное исследование заставляет ставить вопросы такого масштаба, значит оно многого стоит.

- IV -
newchronograf
«Исповедь читателя» Т.С. Куракиной


Уважаемая редакция, разрешите на страницах вашего издания поделиться с читателями впечатлением от только что прочитанной книги Александра Янова "Европейское столетие России", вышедшей в издательстве НОВЫЙ ХРОНОГРАФ, Москва.
Как и большинству женщин, мне много пришлось общаться с детьми. Детские вопросы не раз ставили меня в трудное положение. Попробуйте ответить без сомнений на вопросы: "А богатырь - это мутант?", "А оборотень - это трансформер?", " А почему у нас в школе все отличники очень болезненные, а все двоечники здоровяки и спортсмены?", "А кто из русских царей хороший, а кто плохой?"
На последний вопрос я обычно отвечаю вопросом: "А какой царь лучше, тот, при котором хорошо жилось людям, или тот, при котором было завоевано больше чужих земель?" Обычно дети отвечают: "Тот, при котором лучше жить!" А я всегда думаю, когда же эти здравые дети успевают превращаться во взрослых-державников, которые "за ценой не постоят", и всегда зорко следят за соседями; нельзя ли у них чем поживиться в своих "геополитических интересах".
читатьCollapse )

- V -
newchronograf
Вступительное слово к трилогии
Россия и Европа.
1462-1921


Самые знаменитые, вошедшие во все хрестоматии, строки из «Апологии сумасшедшего» Петра Яковлевича Чаадаева обычно цитируются так: «Я не научился любить свою родину с закрытыми глазами, с преклоненной головой, с закрытыми устами». Это гордые слова и не удивительно, что они так часто цитируются: они делают честь народу, давшего миру такого мыслителя.

Продолжение этой цитаты, однако, отнюдь не менее значительно. Может быть, более. Вот как заканчивается оборванная на середине мысль Чаадаева: «Я нахожу, что человек может быть полезен своей стране только в том случае, если ясно видит ее; я думаю, что время слепых влюбленностей прошло, что теперь мы прежде всего обязанны отечеству истиной».

С тем, как именно видел свою страну Чаадаев и что имел он в виду под истиной, которой обязан был отечеству, читатель трилогии подробно познакомится во второй ее книге. Самое сжатое представление об этом дают нам строки из третьего его Философического письма 1829 года: «Скоро мы душой и телом будем вовлечены в мировой поток... и, наверно, нам нельзя будет долго оставаться в нашем одиночестве. [Это] ставит всю нашу будущую судьбу в зависмость от судеб европейского сообщества. Поэтому чем больше мы будем стараться слиться с ним, тем лучше это будет для нас».

Не менее существенно, что с этим суждением Чаадаева безоговорочно согласился и Пушкин, который, как мы помним, вовсе не всегда соглашался со своим старшим товарищем. «Горе стране, - ответил в этом случае Александр Сергеевич, - находящейся вне европейской системы».

Скажу честно, когда я впервые прочитал эти строки, а было это, как понимает читатель, в достаточно нежном возрасте, поразили они меня словно громом. Как могли, думал я, руководители России на протяжении столетий не понимать того, что было азбучно ясно Пушкину и Чаадаеву почти двести лет назад? А именно, что сознательно оставляя страну «в одиночестве», «вне европейской системы», обрекают они свой народ на горе? Ведь это поистине уму непостижимо! Повзрослев, я нашел ответы на многие вопросы. Но на этот, признаюсь, ответа я так и не нашел.
читатьCollapse )

- VI -
newchronograf
И.Н. Данилевский
Послесловие к трилогии 
                             

Когда-то один очень остроумный советский исследователь, взглянув на современного литературоведа глазами скандинава XIII в., определил его как придурка, который сам рассказать сагу не может, но когда ее рассказывает кто-то другой, приговаривает: «Хорошо рассказано! Очень хорошо!» или — если этот придурок злой — «Плохо рассказано, очень плохо!». Именно в таком качестве волей-неволей оказывается всякий, взявшийся написать преди- или послесловие к труду своего коллеги.

 

Действительно, я, наверное, никогда не смогу создать обобщающий труд, подобный тому, что вы только что закончили читать. Труд, который освоить непросто уже в силу его объема — и множества идей, которые в него заложены. Хотя, перевернув последнюю страницу, понимаешь, что основная идея, которая вдохновляла автора, предельно проста и, вместе с тем, предельно глубока: Россия — европейское государство, и всякая попытка превратить ее в некое иное («азиатское»? «евразийское»?) состояние ведет к катастрофическим последствиям. Думаю, с этим согласятся многие. Все прочие мысли и исторические экскурсы лишь делают ее более объемной и живой, переводя из примитивной схемы в живую плоть истории, чем создают дополнительные — субъективные — основания для внедрения ее в сознание читателя. Однако читатели-единомышленники, кажется, и без того не будут возражать базовому тезису А. Янова. Что же касается противников… Боюсь, их не смогут убедить и десятки томов самых веских аргументов. Но что самое интересное: и те, и другие — искренние патриоты России. И те, и другие всею душой желают процветания своей стране и своему народу. И готовы за это сражаться друг с другом, что называется, не на жизнь, а на смерть. Вопрос лишь в том, кому от такого сражения станет легче…

 

Приблизительно такие вот рассуждения заставили меня взяться за послесловие к этой трилогии. Хочется, с одной стороны, объяснить (прежде всего, самому себе), почему такие книги полезны, а с другой — «чего в супе не хватало».

 

читатьCollapse )

- VII -
newchronograf

А.Л. Янов
ПИСЬМО И. Н. ДАНИЛЕВСКОМУ
  
 
     

    

     

Дорогой Игорь Николаевич, спасибо за послесловие. Поскольку публикация заключительной книги трилогии только из-за него и топталась на месте, времени исправлять в нём что-либо нет: как оно написано, так и пойдёт в печать. Но поскольку я с ним принципиально не согласен и читатель должен об этом знать, приходится прибегнуть к столь экстраординарному выходу из положения: ответить Вам непосредственно к тексте книги. В двух словах ответ прост: я очень разочарован. Но объяснение, почему разочарован, требует подробностей.

      Недоумение  началось у меня с первой же страницы. В самом деле, если единомышленники и без этой трилогии согласны, как Вы пишете, с моим «базовым тезисом» (что единственно разумный путь России – в Европу), а противников «не убедят и десятки томов», то зачем трилогия? Гигантский труд, в который вложена целая жизнь, выглядит, если верить Вашему аргументу, вполне бессмысленным.

     Проблем с этим аргументом две. Во-первых, кроме единомышленников и противников, есть еще и  «неопределившиеся», если можно так выразиться. И их преобладающее большинство. В первую очередь молодежь, не готовая пока стать ни на одну, ни на другую сторону. Будущее страны между тем определит именно оно, это большинство. За его умы и сердца и идет сегодня идейное «сражение», заставившее Вас взяться за перо.

     Во-вторых, и с единомышленниками не всё обстоит так благополучно, как Вы пишете. Многие из них «грядочники», как характеризуете Вы себя и коллег-историков. А это означает, что едва выходят они за  пределы своей «грядки», в головах у них образуется устрашающая путаница.

     Замечательный образец такой путаницы, как мог убедиться читатель, демонстрирует нам директор Института российской истории А.Н. Сахаров, с которым Вы к великому моему удивлению во многом согласны – несмотря даже на его «евразийство». И путаница эта вовсе не безобидна. Она напрочь лишает Россию европейской исторической традиции, на которой, собственно, и основан мой «базовый тезис». Просто потому, что не растет дерево без корней. читатьCollapse )

- VIII -
newchronograf
Введение.

Интервью с Алексеем Миллером.

Александр Семенов "Плохая история. Плохая политика."

Александр Янов "Ответ оппонентам".


- IX (a) -
newchronograf

Александр Янов      

ВВЕДЕНИЕ 
к первой книге трилогии «Россия и Европа. 1462-1921»        
                                            
                                                     

Более пятисот лет центральная проблема в определении Европы состояла в том, включать или исключать из неё Россию. 

          Норман Дэвис

 

Сентябрь-октябрь 2000 года посвятил я обсуждению в Москве своей незадолго до того опубликованной книги «Россия против России». (1) Тем более казалось мне такое обсуждение необходимым, что написана книга в жанре, если можно так выразиться, предостережения.                                                  

            В ней больше 350 страниц, но если попытаться дать читателю представление о ней в нескольких фразах, звучали бы они, наверное, так. «Чему обязана российская культурная элита нынешним своим беспримерным упадком? Тому, что не сумела удержать власть после революции февраля 1917-го? Тому, что оттолкнула от себя массы после следующей революции августа 1991-го? Тому, наконец, что вступила в  XXI столетие безнадежно расколотой? Так или примерно так объясняют её сегодняшнее бессилие идеологи, имеющие хоть какое-то представление об истории России в ХХ веке.

            Неверно, – отвечает подробное исследование грехопадения, если можно так выразиться, российской культурной элиты. Неверно потому, что произошло оно намного раньше – после поражения в декабре 1825 года одного из самых интеллектуально одаренных её поколений, пушкинского, и предательства самого сокровенного из его заветов. П.Я. Чаадаев так описал это предательство: «Новые учителя хотят водворить на русской почве новый моральный строй, нимало не догадываясь, что, обособляясь от европейских народов морально, мы тем самым обособляемся от них политически и раз будет порвана наша братская связь с великой семьей европейской, ни один из этих народов не протянет нам руки в минуту опасности». (2)

читатьCollapse )

- IX (b) -
newchronograf
 Введение
(продолжение)



ПОПЫТКА «НЕОЕВРАЗИЙЦЕВ»

А что вы думаете, ведь пробуют! Например, новейшая «неоевразийская» школа в российской политологии – во главе с двумя московскими профессорами – заведующим кафедрой философии Бауманского училища В.В. Ильиным и заведующим кафедрой политических наук МГУ А.С. Панариным. Вот её основные идеи. Во-первых, исключительность России. Ильин: «Мир разделен на Север, Юг и Россию... Север – развитый мир, Юг – отстойник цивилизации, Россия – балансир между ними». (15) Панарин вторит: «Одиночество России в мире носило мистический характер... Дар эсхатологического предчувствия породил духовное величие России и её великое одиночество». (16)

Во-вторых, обреченность Запада (он же «развитый Север»), который вдобавок не только не ценит своего «балансира», но и явно к нему недоброжелателен: «Россию хотят загнать в третий мир» (он же «отстойник цивилизации». 17) Впрочем, «дело и в общей цивилизационной тупиковости западного пути в связи с рельефно проступающей глобальной несостоятельностью индустриализма и консьюмеризма... С позиций глобалистики вестернизация давно и безнадежно самоисчерпалась». (18)

В-третьих, врожденная, если можно так выразиться, сверхдержавность «балансира»: «Любая партия в России рано или поздно обнаруживает – для того, чтобы сохранить власть, ей необходима государственная и даже мессианская идея, связанная с провозглашением мирового величия и призвания России». Почему так? Да просто потому, что «законы производства власти в России неминуемо ведут к воссозданию России как сверхдержавы». (19)

читатьCollapse )